Пути преодоления последствий финансового кризиса так и не найдены

Пути преодоления последствий финансового кризиса так и не найдены

15 ноября, как и ожидалось, в Вашингтоне состоялся антикризисный саммит «Большой двадцатки», который, впрочем, не принес никаких сенсационных заявлений, не говоря уже о том, что были разработаны конкретные пути по преодолению последствий мирового финансового кризиса. Однако в результате прошедшего саммита президентам государств, входящих в «Большую двадцатку», все же удалось выработать  план антикризисных действий, который базируется на пяти основных принципах, предложенных в ходе встречи министров финансов в Сан-Паулу. В частности, сообщается о том, что должны быть увеличены прозрачность и подотчетность финансовых учреждений, усилено государственное влияние на экономические процессы, поддержаны и согласованы действия на мировом финансовом рынке, укреплено международное сотрудничество, уменьшены ограничения в мировой торговле, а также  реформированы международные финансовые институты.

Согласно публикации итогового коммюнике саммита, страны-участницы «Большой двадцатки» поддерживают идею быстрой реализации утвержденных принципов. Кроме того, министры финансов уже получили распоряжение инициировать процессы, а также временной график для осуществления принципов.  При этом приоритетные задачи по преодолению мирового финансового кризиса отражены в приложенном плане действий, в состав которого входят высокоприоритетные действия, которые должны быть реализованы до 31 марта следующего года. Предполагается, что следующий саммит будет назначен на 30 апреля следующего года, на котором будут оценены результаты проведения данных  принципов и принятых решений. Также сообщается о том, что в течение следующих 12 месяцев никакие новые барьеры для инвестиций или для торговли товарами и услугами вводиться не будут. Кроме того, не будут введены и новые экспортные ограничения или новые законы для поддержания экспорта мер, которые не отвечают установленным требованиям ВТО.

В числе принятых решений не значится предложение главы КНР Ху Цзиньтао об увеличении количества мировых валют, которые в настоящее время применяются в международных расчетах. Предложение, с которым выступил президент Китая, оказалось неожиданным для мирового сообщества по той причине, что китайский юань в силу некоторых обстоятельств просто не может стать резервной валютой наравне с долларом, евро, британским фунтом, японской иеной и швейцарским франком. Не исключается, что подобное предложение китайского руководителя стало всего лишь упреком в сторону валютной гегемонии Америки. Кроме того, участники саммита получили возможность стать очевидцами попытки исследования почвы для создания в дальнейшем мультивалютного мира. Как бы там ни было, а предложение китайской стороны стало преждевременным шагом и отобразило нежелание (или неготовность) участников «Большой двадцатки» отказаться от долларовой системы. Это тем более странно, что ранее большинство мировых лидеров с уверенностью заявляло о несоответствии существующей в настоящий момент доллароцентричной валютной системы современным условиям, а также о необходимости уменьшения части доллара при совершении международных расчетов.

Как и прогнозировалось ранее, подписанная на саммите декларация зафиксировала положение о том, что «Бреттон-Вудские соглашения» должны быть полностью реформированы. Напомним, что согласно данным соглашениям, при совершении международных расчетов главенствующая роль закреплена за американской валютой. В частности, в декларации говорится о том, что  «Бреттон-Вудские соглашения» обязаны более адекватно отражать постоянно колеблющееся соотношение сил в мировой экономике, а также обязаны должным образом реагировать на все последующие вызовы. В сущности, это заявление не что иное, как формализация идеи реформирования нынешней мировой финансовой архитектуры, о которой велось множество дискуссий в среде представителей некоторых европейских государств и России еще до начала саммита. При этом данное предложение противоречит остальным итоговым решениям прошедшего саммита, и в первую очередь – идее увеличения роли Международного валютного фонда и Всемирного банка в борьбе с последствиями мирового финансового кризиса и вообще в мировой экономике. Причина подобного отношения кроется в том факте, что две данные организации являются апологетами Бреттон-Вудской системы.

Тем не менее, если говорить о результатах саммита в целом, то каких-либо срочных и конкретных мер общемирового масштаба по преодолению последствий мирового финансового кризиса предложено не было. В первую очередь, это относится к преодолению проблем кризиса ликвидности и доверия, из-за которых на грани банкротства оказались в настоящее время сотни банков и других финансовых структур во всем мире. Получается, что выход из сложившейся ситуации каждое государство должно искать самостоятельно, что, в свою очередь, никак не поспособствует улучшению финансовой ситуации не только в данных государствах, но и в мире в целом.

 Поэтому говоря о главном результате вашингтонского саммита, нужно отметить демонстрацию полной неготовности на практике, а не в теории, изменить сложившийся на сегодняшний день статус-кво, который характеризуется закрепленным за США и долларом лидерством на мировом финансовом рынке. Что касается принятых на саммите решений, то они скорее отличаются неясностью и абстрактностью, чем конкретностью и четкостью. По этой причине, их вряд ли можно рассматривать в качестве эффективного инструмента  быстрого противодействия распространяющемуся кризису, а значит, способствовать скорому его преодолению они тоже не смогут. В результате прошедшей в Вашингтоне встречи, так и не стало понятно, как именно мировое сообщество собирается помогать отдельным государствам, экономика и финансы которых практически вошли в стадию рецессии. Кроме того, остается неясным и тот факт, а собирается ли мировое сообщество вообще кому-то помогать.